Заметки Антона Лавренова

Параллельная история общества

Марш женщин

Изучая книги по истории фотоискусства, заинтересовался, чем иностранцы отличаются от русских? Смотря на фотографии из разных стран, русского видно сразу. Почему так? Просмотрев много фотографий, нашел ответ: русские люди погружены в себя, отрешены, живут как бы в своих мыслях, тогда как иностранцы живут в общении с миром. Следующим вопросом было, что и в какой момент истории произошло. Стал изучать фотографии разных десятилетий с начала ХХ века.

Оказалось, что русские не всегда были отрешенными. До революции я не увидел ни у кого состояния отрешения. У среднего класса лица спокойные в контакте с миром. Нижний класс жил в серьезном стрессе, и это видно на фотографиях. Довольно тяжело было женщинам – у многих лица злые. Но не везде. На фотографиях из Малороссии женщины вполне довольные и счастливые. Людям в целом было тяжело, но люди общались друг с другом, не замыкались.

Революция поменяла эту картину. Революция освободила женщин. Женщины стали выглядеть счастливыми. В 30-е годы многие фотографии просто сияют от счастья. Ничего похожего до революции не было. Я сделал для себя вывод, что нельзя однозначно считать, что революция была плохой. Судя по фотографиям, революция принесла людям настоящее счастье. С другой стороны, люди, жившие в Малороссии стали после революции угнетены. До этого они жили вполне счастливо, а после революции началась их эксплуатация (зерно изымалось, продавалось, и на эти деньги проводилась индустриализация). Стало понятно, почему, например, в западных областях бывшего СССР существуют националистические настроения. СССР серьезно уменьшил количество счастья в этих регионах.

Смотря фотографии 40-х и 50-х годов, снова не увидел погружения в себя. Казалось бы, культ личности, лагеря, война должны были сказаться на состоянии людей, но этого не было. На фотографиях ­- открытые счастливые лица. Это перевернуло мои взгляды на историю. Оказывается, по официальной истории нельзя понять о том, что происходило в обществе, в настроении людей. Существует другая история, которую показывают фотографии. И эти истории разные.

Погружение в себя появилось в фотографиях 60-х годов. Люди на фотографиях понурые, серые, ни к чему не стремящиеся. Почти все. Что произошло с обществом? Такое ощущение, что у людей отобрали цель существования и превратили их в винтики большой индустриальной машины. И вся жизнь людей ушла куда-то далеко вглубь головы. Появилась новая форма гнета – интеллектуальный гнет.

Стало понятно, почему мы стали самой читающей нацией (потому что не открыты друг к другу). Понятно, почему возникла и развилась религия алкоголя и курения (от бесцельности существования). Понятно, почему сейчас мы живем так, как живем. Все понятно. И также понятно, как изменить положение: в жизни должна быть цель, после чего надо начать вытаскивать себя из своей «скорлупы» и взаимодействовать с миром. И всем будет хорошо при наличии правильной цели существования.

Задумался. Порядка миллиона погибших в результате тридцати лет репрессий (наличие цели в обществе) – это в десятки раз меньше, чем убил алкоголь в нашей стране прямо или косвенно (отсутствие цели в обществе). Получается, что в первую очередь надо беспокоиться о бессмысленности существования и внутреннем застое.

И отдельная проблема – наша советская школа и ее традиции. Дети на фотографиях находятся в серьезном стрессе, начиная с первого класса. У такой системы обучения нет будущего. Интеллектуальное насилие – особенность нашей современной жизни. Из школы интеллектуальное насилие переходит в семейные отношения. В семьях нет любви, и нет любви в обществе. Сокращается количество детей, так как каждый ребенок становится обузой. В глобальном плане это приводит к тому, что доля белого населения в мире сокращается. Систему обучения надо изменить на воспитание любви к ближнему.